Ничья в пользу оппозиции


12:20 2.05.2017


Bookmark and Share


Когда силовики окончательно добьют луканомику?


Об этом, комментируя акции 1 мая в Беларуси, рассказал в интервью «Белсату» координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко.


- Сегодня в студии «Белсата» Дмитрий Бондаренко, представитель «Европейской Беларуси», бывший политзаключенный, человек, которого демонизирует официальная пропаганда, называя «крестным отцом» нынешних белорусских протестов этой весны. Cкажите, мероприятие 1 мая - больше праздничное шествие, акция протеста или акция солидарности?


- Как человек, который родился в СССР, я с детства ходил с отцом на первомайские демонстрации, он носил меня на плечах и, может быть, с того времени у меня появилась любовь к уличным акциям. Есть чисто советские праздники, которые не хочется праздновать, а есть международные, которые хочется. 1-го мая – один из таких дней.


- Первомай в Беларуси, конечно же, не советский праздник, а советизированный. Власть продолжает советскую традицию первомайских демонстраций. Может, стоило не собираться отдельно, а присоединяться к этим унылым официальным митингам?


- Они боятся этого праздника и становится понятным, почему появился этот памятник городовому. Даже во время немецкой оккупации отмечался Первомай, так как немцы были социалистами. А с этим праздником сражалась царская охранка. Шуневич в своем роде постмодернист: он и НКВДшник, и царский городовой. Но власти выступают против белорусского народа.


Люди вышли, они спокойны и уверены. Тот же самый Максим Винярский может поехать на Окрестина и там уже будет другая реальность, но на акции он спокоен, уверен в себе. Владимир Некляев очень хорошо выступает. Сегодня происходит окончательное сбрасывание овечьей шкуры с белорусского режима. Он несколько лет пытался показать, что у нас как будто не диктатура, а сегодня власти выступают против праздника рабочих.


- Последнее время эта овечья шкура еще как-то держалась, а теперь все? Лукашенко диктатор и не удастся от этого отмыться?


- Если бы он был умным человеком, то разрешил бы праздник, и вышло бы несколько тысяч человек. Это было бы нормально, а теперь что ему говорить этим подкупленным европейским политикам и чиновникам? Про то, что в европейской стране во всех городах разгоняют Первомай? Это смешно.


- Как вы можете объяснить немногочисленность последних акций?


- К Маршам рассерженных белорусов была серьезная подготовка, к Первомаю такой подготовки не было. Действительно интересно: в Беларуси столько социал-демократических партий, демпрофсоюзов, но мы не видим этих людей (кроме «Народной Грамады» Статкевича). Говорят, сейчас власть так напугана, что ей приходится «палить» своих агентов влияния.


Например, Ярошук, лидер демократических профсоюзов, рассказывал недавно нам, что Беларусь подписала международную конвенцию, согласно которой профсоюзы не обязаны просить разрешения на проведение своих акций. И где Ярошук? А где Лебедько? Для Лебедько это уже характерно: он раз десять подавал заявки, а затем в восьми случаях из десяти отменял акции. Также некоторые независимые СМИ сообщали, что первомайской акции не будет. Зачем это делается? Можно сказать: акции Ярошука и Лебедько не будет, aкция Статкевича – пройдет. Но почему-то информация подается в другом ключе.


Безусловно, нужно готовиться к акциям. Возможно, оппозиция отвыкла что-то делать 1-го мая. Я помню первомайскую акцию конца 1990-х-начала 2000-х. Мы дошли до площади Ленина, там стояла колонна под красно-зелеными флагами, люди начали бросать их на землю и присоединяться к оппозиции. C тех пор праздник перестали праздновать в советском формате, ведь Лукашенко знает историю с Чаушеску, когда людей сгоняли на государственные мероприятия, а они затем восстали.


- Для оппозиции это по-настоящему тяжелая тема – единство. Никогда не удавалось, даже перед выборами, объединиться вокруг одного кандидата. И тут оппозиция объединилась, семь организаторов по-моему, но все в один момент отказались. Что это значит? Такое сильное влияние агентов КГБ?


- Тут как в Библии: много званых, но мало избранных. Таким лидером протестов стал Николай Статкевич. Можно многих людей критиковать, но этот человек достойно себя вел на протяжении пяти лет, которые он провел в тюрьме...


- Мы говорили про овечью шкуру. Что же из-под нее показалось? Ложь и насилие или что-то еще?


- Вылезло то, что и было. У этого режима нет никакой идеологии. Это бандитская группировка, которая умеет зарабатывать лишь на контрабанде. У режима есть партнеры на Западе, которые придумывают, что Лукашенко пытается отойти от Путина, но для этого зовет в страну тысячу танков и 50 тысяч солдат, или про то, что он пытается что-то изменить в Беларуси. Ерунда, это видно на примере, когда людей задерживают на улице с белыми листами бумаги. Лукашенко боится даже людей с белыми листами бумаги, ведь все знают, что на них должно быть написано.


- Власти и раньше задерживали людей за абсолютно абсурдные вещи. Я не говорю про аплодисменты, был даже флешмоб «Подари улыбку», и омоновцы охотились на тех, кто улыбался, задерживали тех, кто пускал мыльные пузыри... Диктатор ведет себя так уже 23 года. Может быть, и оппозиции нужно изменить свои методы борьбы?


- Если бы была жизнь на других планетах – мы могли бы себя сравнивать с марсианами, жителями Венеры, но мы можем лишь сравнивать себя со странами, которые прошли этот этап. Например, Польша, у который был свой Папа Римский, мощное профсоюзное движение, но она была под Советами с 1944-го по 1989-й год, также как и Венгрия, и Чехословакия. Эти страны не были так сильно русифицированы, но были под гнетом десятки лет. Мы также должны пройти свой путь.


- Лозунги 1 мая были исключительно политическими. Один раз мы только слышали: «Нет декрету №3!». Что это значит? Это оппозиционная акция, так как мы видим активистов, лидеров оппозиции, или это все-таки своеобразный посыл белорусам: экономические изменения произойдут лишь после смены режима?


- Об этом говорил Андрей Санников в 2010 году: каждый день нахождение у руля этой власти – катастрофа для белорусской экономики. Тут абсолютно подтвердился прогноз Николая Статкевича, что Лукашенко не будет разгонять эту акцию. Были превентивные задержания, но люди смогли собраться.


Cегодня мы видим настоящих героев, настоящих лидеров оппозиции. Когда я был на «оранжевом» Майдане, я подумал, что эти лидеры не отвечают украинскому народу. А в Беларуси ситуация такая, что народ пока еще не отвечает лидерам. За каждым из этих людей, которых мы наблюдаем – сотни суток на Окрестина, годы по уголовным статьям. Фантастические истории жизни, по мотивам которых будут сниматься фильмы, писаться книги. Белорусский народ еще пока дремлет, но начинает просыпаться.


- Скажите, как долго будет спать народ?


- Я считаю, что эта акция сильнее, чем если бы власти разрешили митинг и на него вышли две-три тысячи человек. Благодаря независимым СМИ будет больший резонанс. Такая глупость: людей задерживали в регионах, а в Минске – нет. Раньше было наоборот: в Минске запрещали, а в регионах разрешали. И я думаю, что огромное количество людей следили за онлайн-трансляциями с этой акции, но 1 мая – только одна из акций этой весны.


- Сегодня День солидарности. Белорусы уже не один раз демонстрировали свою солидарность, но чаще всего это была солидарность с уже арестованными. На ваш взгляд, прошли ли белорусы и оппозиция сегодня тест на солидарность?


- Я очень рад, что мои соратники из гражданской кампании «Европейская Беларусь» сегодня показывают свои лидерские качества. А где сегодня партии со своими «многочисленными» структурами? Я вижу их руководителей в Брюсселе, Варшаве, Берлине, они рассказывают, какие у них многочисленные партии, движения, профсоюзы, но где они? Кто-то из команды «Европейской Беларуси» сейчас за границей, кто-то действует в стране, но нас постоянно вспоминает Белорусское телевидение.


Я вижу на акции Павла Северинца и Вячеслава Сивчика, а где другие «многочисленные структуры»? Тест не сдала именно псевдооппозиция. Безусловно, очень трудно действовать в сложившихся условиях, в том числе – правозащитникам. То, что белорусские правозащитники струсили и не назвали политзаключенными героев, которые сидят сегодня в тюрьмах по надуманным причинам, это говорит о том, что белорусские правозащитники также не сдали тест на солидарность.


И это имеет влияние на широкие массы, так как люди смотрят и видят, что после того, как акцию заявил Статкевич, другие политики зовут их почему-то в другое место. Например, заявку на День Воли в этом году подали 3-го января. Можно было сразу сказать, что готовятся какие-то провокации среди агентуры в оппозиции.


Должны прийти новые люди, должны прийти новые лидеры, должно быть очищение. Тогда люди увидят, кто настоящий лидер, а кто только в Брюсселе рассказывает про крупные организации, а скоро попрется на местные выборы, в которых участвуют пять процентов населения. Будут там рассказывать свою программу этим пяти процентам выборщиков-маргиналов. Если оценивать эту весну как кампанию, то я считаю, что сейчас ничья.


Безусловно, власти могут всегда применить репрессии, но заложники, которые сегодня находятся в тюрьме КГБ, которых власть «проглотила», могут стать смертельным ядом для режима.


- Ничья, потому что все проиграли или все выиграли, или не то, и не другое?


- У режима есть возможности, ресурсы, а оппозиция этим не располагает. Но протестная кампания этого года, безусловно, в пользу оппозиции и народа, так как это события, которыми могут гордиться белорусы.


- Недавно 11 кричевских милиционеров обратились за помощью к нашему телеканалу, так как начальник забирал у них премии. Это какой-то сигнал, какой-то казус? У режима нет денег даже на милицию?


- Это стратегия. Оппозиция предвидела, что милиция и спецслужбы будут поднимать себе цену в глазах диктатора. Было сказано, что персонал милиции будет сокращен на 30%. Не сократили численность, так как те показали свою важность во время разгонов – значит, будет сокращение зарплат. Ведь милиция не жнет, не пашет, не сеет, ВВП не повышает. Они являются обузой для режима.


- Говорилось также, что КГБ ждут сокращения. Может, и дело патриотов - попытка показать свою значимость?


- Да, за этим делом ничего не стоит, поэтому я и критиковал белорусских правозащитников. Меня назвали одним из организаторов «взрывов» 25 марта, хотя я не знаю ни одного из этих «исполнителей», плюс еще лидеры оппозиционных партий, которых можно посадить за «недоносительство», потому что они «знали» про все это, плюс были названы якобы финансисты. Власти сами подставились, заявили, что дело коллективное.


Когда арестованы только «исполнители», а все остальные на свободе и нет никаких дипломатических нот – cразу видно, что дело выдумано. А правозащитники боятся. Они говорят: мы являемся правозащитными жрецами, мы решаем, кого называть политзаключенным. Нет, ребята, вы трусите, боитесь, потому что также, как и все, находитесь под давлением. Белорусское правозащитное общество не выдержало этот тест.


Еще одна категория людей, которая не выдержала тест этой весны – предприниматели. Господа бизнесмены, вы идете в тюрьмы, вы – самый репрессированный класс, почему вы не организованные? Может, стоит продать несколько джипов и поддержать Статкевича? Можно говорить: не та оппозиция. Вот наши герои. Cтаткевич – герой, но почему, когда он вышел из тюрьмы, никто не пришел и не поддержал его, почему, когда создавали Белорусский Национальный Конгресс – никто этого не сделал? Этого нет. Каждый умирает в одиночку и в одиночестве.


Есть люди, есть герои, можете их поддержать в Беларуси. Если вы готовы – можете встретиться со мной, с другими людьми, которые живут на Западе, мы эту помощь передадим людям в Беларуси. Халявы не будет. Украина, чтобы сохранить независимость, приложила огромные усилия на уровне каждого гражданина и бизнесмена. На простых людях, на бизнесменах держалась эта оборона.


Без поддержки бизнесменов в Беларуси ничего не будет. Нужно на каждом направлении наладить работу – тогда будет результат.


- И в конце можете подытожить первомайскую акцию, дать оценку тому, в какой ситуации мы находимся?


- Цель акции 1 мая, цель акции 25 марта – показать силу, чтобы лидеры оппозиции могли пойти на переговоры с властями. Власти очень боятся внутренних переговоров, переговоров с обществом, переговоров в формате «власть-оппозиция». Мы должны выйти в какой-то момент, может, летом, может, осенью, в таком серьезном формате, чтобы власти были вынуждены пойти на диалог с оппозицией.


Cегодня мы многое сделали. Для западников, которые начинали игры с Лукашенко, абсолютно понятно, что это режим не хочет внутренних изменений. В этой ситуации давать ему кредиты абсолютно бессмысленно. Это неэффективная система, глупая система. Я уверен, что Запад и Россия могут давить на Лукашенко, чтобы были решены вопросы внутри страны. Когда режим держится только на внешнем финансировании, на дубинка и штыках – он требует очень много затрат. Поэтому никто, даже Россия, не будут поддерживать Лукашенко.


Выходом из этой ситуации могут быть только внутренние переговоры в формате «власть-оппозиция» о проведении свободных выборов, перезапуске ситуации и тем шагам, которые позволят Беларуси встать на европейский путь развития. Эта аномалия в центре Европы не может долго существовать. Мы должны жить нормально, цивилизованно, так, как живут наши европейские соседи.


 

Падпіска:

Enter your email address:

КАЛЯНДАР_:

Каляндар