Без БНР не было бы нынешней Республики Беларусь


17:12 16.01.2018


Bookmark and Share


Наша попытка возвращения на европейский путь развития.


Полтысячи лет назад Минск, который не изведал власти Золотой Орды, был нормальным европейским городом. Находился он на том же пространстве и жил в общем по тем же обычаям, развивался примерно в одинаковом направлении, как и, например, Краков, Брно, Кошице, Клагенфурт, Инсбрук, Люцерн, Ганновер, Орхус, Бельфор, Утрехт…Сегодня все перечисленные города находятся в Европейском союзе. Все, кроме Минска. Почему?.. В связи с этим «почему» надо бы вспомнить одну нашу попытку возвращения на европейский путь развития.


14—16 марта 1918 года в Москве состоялся IV Всероссийский съезд Советов, который по настоянию Ленина ратифицировал мирный договор с Германией. Перед этим, 3 марта, в Бресте большевики подписали без участия белорусских представителей «похабный» мир с немцами. Оккупированная Беларусь стала заложницей кайзера при выдвижении правительству Ленина ультиматума о выплате контрибуций.


Но если большевики не защитили белорусский народ от германского вторжения, а позорно бежали со своими бронепоездами из Минска в ночь на 19 февраля, то кто нас мог защитить?.. Логичным в той ситуации стало создание БНР.


25 марта 1918 года Рада приняла 3-ю Уставную грамоту, в которой провозгласила создание свободной и независимой Белорусской Народной Республики и отделение Беларуси от Советской России. Принципиально важно помнить, что перед этим деятели белорусского возрождения долго надеялись, что Россия станет демократической республикой.


Они последовательно стояли на том, что после проведения Всероссийского Учредительного собрания Беларусь должна войти как автономная единица в состав федеративной Советской России. В том числе и Первый Всебелорусский конгресс, который большевики разогнали в декабре 1917 года, не ставил вопроса о нашем полном государственном суверенитете.


Но вместо демократической республики в России образовалась диктатура Ленина-Троцкого. Свирепствовали продотряды, которые набивали зерном эшелоны для Германии — так большевики оплачивали «билет в пломбированном вагоне». В Берлине подписали финансовое соглашение, по которому Советская Россия обязалась уплатить немцам контрибуцию в размере 6 миллиардов марок.


И что — мы тоже должны участвовать в этом процессе? Участвовать только ради того, чтобы в Кремле удержалось правительство большевиков?.. Но и так наш край разорен войной, а в принудительной эвакуации находится свыше полутора миллионов белорусского населения.


Почему новому монарху Ленину «можно» договариваться-комбинировать с немцами, а нам нельзя?.. Для белорусов наступала пора распрощаться с вековой ролью младшенького слабоумно-недееспособного братишки. Вот здесь мы и приближаемся к вопросу о том, была ли БНР «марионеточным» государством.


Мой сосед по дому ученый-историк Анатолий Михайлович Сидоревич, с которым обычно встречаемся утром на автобусной остановке, а затем едем вместе 81-м маршрутом, успевает за 23 минуты пути (половина академического часа) элементарно объяснить мне ситуацию с провозглашением БНР. Тезисы следующие.


В 1918 году лидер большевиков Западной области Вильгельм Кнорин писал: «Мы считаем, что белорусы не являются нацией и что те этнографические особенности, которые их отделяют от остальных русских, должны быть изжиты. Нашей задачей является не создание новых наций, а уничтожение старых национальных рогаток».


(Обратим внимание на терминологию. При царизме слово «Беларусь» было запрещено, употребляли «Северо-Западный край». Вослед царям большевики обозвали Беларусь «Западной областью», а за это благодарный белорусский народ поныне имеет в своей столице улицу имени «терминатора» Кнорина.)


Тем не менее в начале 1918 года белорусы не захотели быть «остальными русскими» и объявили свой край свободным независимым государством.


Устанавливался 8-часовой рабочий день; леса, озера и недра национализировались; земля без выкупа передавалась тем, кто на ней трудился. Провозглашались свобода слова, печати, собраний, забастовок, вероисповеданий, неприкосновенность личности и жилья. Национальным меньшинствам на белорусской земле не чинилось препятствий: они имели право на национально-персональную автономию.


Однако в конце февраля в Минск, где уже находилось правительство Белорусской Народной Республики, вступили войска кайзеровской Германии. Они забрали кассу Народного Секретариата (правительства), сорвали с его здания национальный флаг, выгнали и частично арестовали служащих. Лидеры БНР были предупреждены, что оккупационные власти не допустят «параллельной» политической деятельности, ибо согласно Брестскому договору, немцы обязались не признавать новых государственных образований на территории бывшей Российской империи.


Это — про «дружбу» с немцами. Не придерживалось в своей деятельности правительство БНР и великопольских интересов. Оно категорически отклоняло претензии западного соседа на белорусские земли. По определению правительство БНР заботилось в первую очередь об интересах своих граждан, белорусского народа. Но когда в Советской России во главу угла был поставлен принцип «отобрать и поделить», у нас было «производить и торговать с соседями».


Есть одна «тайна», которую десятилетиями укрывала советская пропаганда: в 1918 году благодаря БНР в Беларуси не допустили массового голода! В ту пору создается и успешно действует Белорусская торговая палата — заслуга народного секретаря (министра) БНР по делам финансов, а затем торговли и промышленности Петра Кречевского.


Устанавливаются тесные связи с Украиной, оттуда к нам идут эшелоны с пшеницей и мясом. В Киеве, кроме нашей торговой палаты, действует Белорусско-украинское товарищество сближения, налаживаются торгово-экономические связи с другими странами.


Но вот закономерность: как только куда-либо приходят (возвращаются) большевики — там наступает голод. Руководить сытым народом они принципиально не могут. Московские «Известия» поместили 5 января 1919 года под рубрикой «В освобождаемых местностях» очерк известной журналистки Зинаиды Рихтер «По Западной коммуне (Минские впечатления)»:


«Вы из Минска. Вот кому можно позавидовать. Неправда ли, там есть белый хлеб, масло, сахар. О, чудные минские колбасы! — так встречают меня москвичи.


Действительно в первые дни, как и все остальные приезжие из голодающих мест, я по два раза обедала, „упивалась“ кофе в накладку с настоящим рафинадом, уничтожала белые булки и даже пирожные, — одним словом, отдохнула от суровых столичных лишений».


Но прошло короткое время и, как писала известинский автор, — «исчезли в Минске белые булки, дорожает с каждым днем жизнь, но все же там легче живется, чем в столице, ближе чувствуешь себя к природе и чаще видишь небо».


Если правительство, которое в первую очередь стремится накормить собственный народ, кем-то называется «националистическим», то я лично за такое правительство и за такой национализм. Сначала обустроить собственный дом, а уж после «заниматься судьбами заграничных оборванцев» — это призыв из российской, между прочим, литературной классики тех лет.


С актом 25 марта 1918 года считался ряд государств, независимую Белорусскую Народную Республику официально признали Армения, Австрия, Грузия, Латвия, Литва, Польша, Турция, Украина, Финляндия, Чехословакия, Эстония. Одно время де-факто признавала БНР и Советская Россия.


Теперь насчет «неопределенной» государственной территории. Разве в условиях еще не завершившейся мировой войны государству можно было реально очертить границы? Напомним, что в основу территориального обозначения БНР была положена этнографическая карта академика Петербургской Императорской академии наук Евфимия Карского. И по части того, что касается границ БНР, меня больше убеждает суждение даже не историка Анатолия Сидоревича, а публициста-литературоведа Владимира Содаля. Он лучше всех сказал про белорусскую карту 1903 года, вновь изданную в 1918 году и представленную Чрезвычайной комиссией БНР на Парижской мирной конференции:


«Пускаючы ў сьвет першы том “Беларусаў”, Яўхім Карскі, з чыста навуковых меркаваньняў, дадаў да яго і “Этнаграфічную мапу беларускага племя”. Ён не здагадваўся, што яна хутка спатрэбіцца палітыкам. Калі ў першай чвэрці мінулага стагодзьдзя беларусы атрымалі рэальную магчымасць аднавіць сваю дзяржаўнасьць, гэтая мапа сталася магутнай падмогай у палітычных спрэчках зь нядобразычліўцамі. Прыкладам, акадэмік Гаўрыла Гарэцкі згадваў, што Аляксандар Чарвякоў у Смаленску заўсёды меў пры сабе мапу Карскага. Ён насіў яе, складзеную ў колькі столак, у бакавой кішэні. Як толькі якая спрэчка з расейскімі палітыкамі, дык ён за гэтую мапу: “Вось глядзіце, тут чорным па белым пазначаны межы Беларусі! І ня мною гэта прыдумана і зацьверджана, а расейскімі вучонымі”.


А этнаграфічныя межы на мапе Яўхіма Карскага значна шырэйшыя за сёньняшнія... Яны амаль такія, якія колісь вызначыў Францішак Багушэвіч у прадмове да “Дудкі беларускай”: “Можа, хто спытае: гдзе ж цяпер Беларусь? Там, братцы, яна, гдзе наша мова жывець: яна ад Вільні да Мазыра, ад Вітэбска за малым не да Чарнігава, гдзе Гродна, Міньск, Магілёў, Вільня і шмат мястэчкаў і вёсак...”.


І вось Яўхім Карскі сваёй “Этнаграфічнай мапай” у 1903 г. пацьвердзіў словы паэта, замацаваў іх на карце. Гэтая мапа давала і па-ранейшаму дае шмат думак і імпульсаў неабыякаваму да лёсу Радзімы чалавеку. Перакананы, калі возьмеце яе ў рукі, яна і вам шмат пра што раскажа і пакажа, нямала дасьць і думак. То ўгледзьцеся ў яе!».


Да, можно без конца утверждать, что «БНР — призрачное политическое образование, ибо оно не имело ни государственных границ, ни системы местных органов власти, ни настоящей армии и полиции». А разве у петроградских большевиков все сразу получилось на следующий день после Октябрьского переворота — госграница, армия, национальная валюта? Вспомним, через сколько месяцев была создана Красная Армия. А твердый червонец ввели только через пять лет после Октября.


Есть один пропагандистский прием из арсенала рекламистов стирального порошка. Прежде, чем начать расхваливать собственный продукт, они непременно плюют на чужой.


На моей памяти такой ритуальный плевок из года в год накануне 25 марта совершали лекторы с кафедр истории КПСС. Припоминали они за отсутствием другой фактуры (не рассказывать же о деятельности Белорусской торговой палаты времен БНР!) о том, что 25 апреля 1918 года Рада послала телеграмму на имя германского кайзера Вильгельма, в которой указывалось, что «Рада Белорускае Народнае Рэспублікі як выбраная прадстаўніцтва беларускага народу звяртаецца да Вашае Вялікасці са словамі глыбокае падзякі за вызваленне Беларусі германскімі войскамі з цяжкага ўціску, гвалту і анархіі».


Ну, во-первых, не все руководство БНР подписалось под телеграммой, а лишь часть его. Был по поводу этого внутренний скандал и раскол в Раде, отставки. А, во-вторых, давайте прикинем, что вообще это такое — «телеграмма».


Набор электрических сигналов, «легкий шум в проводах». Мало ли кто, кому, в каких выражениях и о чем настучал по каналам дипломатической связи! Почитайте предвоенную переписку народного комиссара иностранных дел СССР Молотова с министром иностранных дел Германии Риббентропом. Все эти «примите уверения в совершенном к Вам почтении»…


Такова «специфика» работы дипломатов-политиков — блудословить во имя интересов собственной страны. Еще Лермонтов в «Герое нашего времени» высказался о провинциале, который, «подслушав разговор двух дипломатов, принадлежащих к враждебным дворам, остался бы уверен, что каждый из них обманывает свое правительство в пользу взаимной нежнейшей дружбы».


Да, руководство БНР с целью усиления собственной гражданской администрации применяло лавирование и на каком-то этапе дало понять, что «чем кланяться лаптю, лучше кланяться сапогу». Ну и что?


Сталин перед войной чокался шампанским с фашистскими бонзами в Кремле, однако лектор с кафедры истории КПСС почему-то никогда не ставил это в упрек товарищу Сталину. В чем еще разница между председателем Рады БНР Иваном Середой и Иосифом Сталиным? А разница в том, что Сталин посылал в Германию не только приветственные телеграммы. Он посылал фашистам эшелоны с углем, нефтью, зерном.


Почитайте исторические мемуары — описания событий ночи 22 июня 1941 года в районе Бреста. В 2 часа по германскому летнему времени (3 часа ночи по московскому) по мосту через Буг проследовал из СССР в Германию последний железнодорожный состав с зерном и марганцевой рудой. А всего через 1 час 15 минут началась немецкая артподготовка.


В эти дни наверняка кто-нибудь снова вспомнит телеграмму Вильгельму (больше не за что прищемить БНР). Такому «лектору» я бы посоветовал положить на одну чашу весов бумажку с текстом телеграммы, а на другую — железнодорожный состав с рудой. Один из многих составов, которые руководство СССР послало Гитлеру и которые вскоре вернулись на белорусскую землю крупповской сталью…


В сравнении идеалов БНР и БССР принципиально не хочу использовать некорректный прием рекламистов стирального порошка: «Вот это хорошо уже потому, что плохо вон то». БССР не может быть для меня плохой: эта страна — моя, я нарадзiўся тут, вырос, получил образование.


Но все же давайте спросим у старших поколений: когда, на каких этапах истории БССР ее верховные власти защищали и сумели защитить собственный народ? Случались не раз тяжкие поворотные годины, давайте их вспомним.


Год 1921. На переговорах в Риге без участия представителей белорусского народа наша республика разделена между Москвой и Варшавой.


Год 1930. Коллективизация, «раскулачивание», лучшие представители трудового народа высылаются на погибель в Сибирь и Заполярный Урал.


Годы 1936—1938. Окончательно добивается белорусская интеллигенция, подрывается интеллектуальный потенциал нации. Белорусы низводятся до туземной «этнографической группы», которой разрешено писать «карова» вместо «корова» («язык, понимаешь, у них такой») и в расшитых рубашках и соломенных шляпах отплясывать «Лявониху», не забывая при этом славить Отца народов.


Год 1941. Руководители БССР в ночь на 25 июня тайно бросают столицу, не озаботившись хотя бы уведомить людей о том, что защитить их не в состоянии. Этих же людей в послевоенные годы будут лицемерно обвинять в том, что жили под немецко-фашистской оккупацией.


Годы 1939—1945. Вроде бы приращивается БССР новыми территориями, но затем их отбирают, дабы для гордых литовцев и поляков подсластить горькую пилюлю вхождения в коммунистический блок. Получается парадокс: Беларусь единственная из стран — победительниц в минувшей войне, которая по завершению этой войны уменьшилась в своей территории. Не верится?


А вы сравните площадь БССР на 21 июня 1941 года и площадь на 9 мая 1945 года.


Год 1947. Европа энергично отстраивается благодаря плану Маршалла, но мы в этих миллиардных вливаниях «не нуждаемся». По сей день еще кое-где в Беларуси люди живут в послевоенных бараках.


Год 1979. Афганистан.


Год 1986. Чернобыль. При наличии развитой службы гражданской обороны руководство БССР не осмеливается без санкции Москвы известить население о необходимости укрытий и профилактики.


Годы 1990—1991. Чудовищная инфляция, стремительное обесценивание трудовых сбережений миллионов людей, сравнимое с тем, как в 1917 году большевики тотально «экспроприировали» банковские счета. Народ БССР глубоко поражен в этой «криминальной революции», а некоторые руководители республики отбывают на ПМЖ в любимую Москву…


Удивляет сегодня злобная реакция части граждан на само упоминание БНР. Ну, была и была такая государственная попытка — как вариант исторической судьбы народа. Был у нас шанс тогда, в 1918 году, двинуться по пути, схожий с которым прошли Литва, Польша, Чехословакия, другие близкие нам страны. Но мы этого не сделали — не сумели, не захотели, не поняли…


В результате Литва, Польша, Чехия и Словакия сегодня в Евросоюзе, в зоне действия Шенгенского соглашения, а мы… нам остается только предполагать, что было бы, «если бы».


Во-первых, абсолютно уверен я, что Беларусь никуда бы не ушла из Восточного блока, из социалистического лагеря. И воевали бы мы в сороковые годы с Германией, конечно, на стороне России. Вот только, наверное, в Великой Отечественной войне погиб бы не каждый третий житель Беларуси.


Наверное, сократилось бы счастье иметь целых двух белорусских космонавтов. Предполагаю, что был бы у нас всего один покоритель космоса — как в прочих соцстранах.


Предполагаю, что не построили бы в Жодино завод по производству карьерных самосвалов. А вот на Минском автозаводе, кроме грузовиков, производили бы легковые «Шкоды» или «Рено».


Так можно фантазировать до бесконечности, но пора сказать о реальном. Если бы не существовала БНР, то большевики не пошли бы на создание БССР. Советская Социалистическая Республика Белоруссия 1919 года (ССРБ) стала вынужденной альтернативой, инструментом «выдавливания» БНР. Таково мнение большинства современных ученых-историков вне зависимости от их политических симпатий.


А значит, и не было бы нынешней Республики Беларусь. Между прочим, занятно сопоставить: сегодня у нас многое из того, к чему стремилась, что провозглашала своей целью БНР.


Есть государственная граница, собственная валюта, армия, министерство иностранных дел. Не надо согласовывать с ЦК КПСС назначение редактора республиканской газеты. Можно испечь собственного генерала, академика, губернатора. Можно, не спросив у Смоленской площади, заключить договор о дружбе и сотрудничестве с Гиппопотамией. Ну-ка, попробуйте лишить всего этого белорусских начальников, пообвыкшихся с суверенитетом?..


Современный чиновный Минск очень любит ведомственные юбилеи (хороший повод для написания приказов о самопремировании). То отметят 90-летие нотариальной службы (как будто в позапрошлом веке не было у нас нотариусов), то годовщину еще чего-нибудь. На фоне этого подсказываю отличную, вполне обоснованную дату для праздничного юбилея Департамента внешнеэкономической деятельности Министерства иностранных дел: 24 апреля.


В этот день в 1918 году Народный секретариат БНР утвердил устав и персональный состав Белорусской торговой палаты на Украине во главе с М.В.Довнар-Запольским. И ведь главное-то, юбилей получится совсем не дутым, поскольку та внешнеторговая организация реально отвела угрозу голода от Беларуси.


Что, «не катит» такой юбилей, потому что палата была небольшевистская?.. Жаль. Жаль об этом и многом другом.


Сергей Крапивин, gazetaby.com


 

Падпіска:

Enter your email address:

КАЛЯНДАР_:

Каляндар