Лукашенко едет к Путину за «моментом истины»


11:24 6.02.2020


Bookmark and Share


Ведь в Америке нет «Роснефти».


8 декабря прошлого года все ждали какого-нибудь торжественного отмечания двадцатилетия союзного договора с караваями и хороводами, но Александр Лукашенко не пробыл в гостях у Владимира Путина и нескольких часов накануне — и уехал молча.


31 декабря все ждали подписания нового газового контракта, а экономисты спорили лишь о ценах: повысит Россия цены на газ для Беларуси или оставит прежние? А может, снизит? Ничего не произошло, впервые за последние годы газовый контракт не был подписан до наступления полуночи — и не подписан до сих пор. Хлипкое газовое перемирие с прошлогодними ценами продлится до конца февраля.


В начале января все ждали решения нефтяного спора и гадали, согласится все-таки Россия на компенсацию налогового маневра или Беларуси придется покупать нефть по нынешним ценам. Ничего не произошло, нефтеперерабатывающие заводы на некоторое время были спасены норвежским танкером и гуцериевской заначкой, но никакие договоры на поставки нефти из России в Беларусь до сих пор не заключены. НПЗ Новополоцка и Мозыря работают с минимальной загрузкой, а что будет в марте — не знает никто. На некоторых заправках уже ограничивают продажу бензина.


Теперь все ждут «момента истины» — именно так Александр Лукашенко назвал встречу с Владимиром Путиным, которая должна состояться 7 февраля, скорее всего, в Сочи. 4 февраля, посещая Добруш, Александр Лукашенко анонсировал ее так: «Скорее всего, 7 февраля мы встретимся с президентом Путиным. Я так понимаю, и об этом ему буду говорить открыто, — некий момент истины наступил. Мы с ним создали эти добрые отношения. Мы были архитекторами этих отношений, нам ли их ломать на исходе нашей политической карьеры? Мы же не вечные. Что мы оставим после себя — вот в чем вопрос».


То есть, судя по интонации, «момент истины» должен пройти в воспоминаниях и размышлениях у камина, со всеми этими школьными «а помнишь?» и, разумеется, разрешить все проблемы: а как иначе могут поступить два мудрых правителя на исходе политической карьеры? Впрочем, через несколько фраз лирический мотив из речи Александра Лукашенко исчез, и он начал вспоминать продажу «Белтрансгаза»:


«Но если вы пообещали за пять лет, когда «Белтрансгаз» купили, вывести нас на внутрироссийские цены, так выводите. Зачем же вы нас обманываете? Притом не обманываете, а думаете, что мы это забыли».


Это уже второе напоминание: в начале января, выступая на вручении премий «За духовное возрождение», Лукашенко сказал почти то же самое и теми же словами:


«Но я напомню: когда мы в 2011 году шли на продажу «Белтрансгаза», была жесткая договоренность, что за пять лет мы выйдем на внутрироссийскую цену по газу. Кто-то это забыл, я помню».


А вот это повторяющееся напоминание — это что-то новенькое. Переговоры о продаже «Белтрансгаза» начались еще в 2003 году и продолжались до 2007 года. «Газпром» настаивал на покупке по балансовой стоимости и предлагал 600 миллионов долларов. Белорусская сторона выставляла рыночную цену — 5 миллиардов долларов. Именно столько в конце концов и заплатил «Газпром»: первые 50% акций он выкупал четыре года равными траншами по 625 миллионов долларов, а в 2011 году заплатил 2,5 миллиарда за оставшиеся 50%. И в соглашении ни слова не было сказано об окончательном переходе на внутрироссийскую цену через пять лет. Теперь же это произносится дважды за месяц — «они забыли, так я напомню». И получается, что помимо официального соглашения были еще и неофициальные, устные, скрепленные то ли рукопожатием, то ли брудершафтом. И неизвестно, какие еще тайные договоренности сопровождали эту сделку. Впрочем, все, что не оформлено договором, в принципе и не существует. А джентльменские соглашения в наших широтах не произрастают.


Скорее всего, высказывания о том, что за Россией должок имеется, и спешка в организации поездки в Россию вызваны визитом госсекретаря США Майка Помпео в Минск 1 февраля. (Тот факт, что первый раз напоминание о неких тайных договоренностях прозвучало еще в январе, логике событий не противоречит: евразийское турне Помпео было давно согласовано со всеми сторонами.) Буквально на днях пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков говорил, что никаких двусторонних контактов в ближайшее время не планируется. А теперь — поездка в Россию организуется в срочном порядке.


На всякий случай в том же Добруше Александр Лукашенко напомнил, что Россия первая начала: «В России озаботились (визитом Помпео. — И. Х.). А что, мы больше сделали с Америкой, чем Россия? Вы посмотрите: они взасос с ними стараются поцеловаться. Не получается, правда. Мы что, переживаем? Мы радуемся за них, когда они обнимаются и целуются.


Тут целый какой-то скандал подняли: ах, приехал госсекретарь!


Да, приехал. И я не скрывал, я вам намекнул, что у нас заочно давние отношения. Если рассекретить все материалы, то мир нам аплодировать будет. Мы с Помпео, когда он был директором ЦРУ, проводили здесь серьезнейшие операции. Они к нам обращались, давали нам информацию. Мы задерживали здесь с ядерными материалами на границе людей. И без них задерживали. А у них это вопрос номер один… Я не скажу, что уж американцы у нас такие большие друзья. Но период вот этого холода, когда мы смотрели друг на друга через какую-то амбразуру, железобетонную толстую стенку, закончился. И никому не надо в этом направлении стенать, переживать и рыдать. Мы налаживаем отношения с величайшей империей — ведущей страной мира».


Так что Александр Лукашенко едет в Сочи, чувствуя за своим плечом могучую тень былинного богатыря Майка Помпео, который пообещал, если понадобится, обеспечить Беларусь нефтью на сто процентов по конкурентным ценам. Штука в том, что подобных полномочий — обеспечивать нефтью — у госсекретаря нет. Заявление о безусловной поддержке суверенитета и независимости Беларуси, сделанное Помпео в Минске, — это очень важно для страны. Возвращение посла США в Минск — тоже важно.


А вот обещание залить Беларусь нефтью — уже некоторый «кикс».


В Америке нет «Роснефти», и государство не может указывать частным компаниям, кому, куда и почем продавать. Так что это заявление из уст Помпео — скорее соблюдение тональности диалога с Лукашенко. В таком диалоге может звучать что угодно и с любой интонацией — главное, чтобы эффектно.


Словом, 7 февраля Александр Лукашенко поедет в Сочи с уверенностью, будто у него в кармане прикуп. Проблема в том, что один и тот же прикуп может быть хорош для партии и очень плох для мизера — смотря что собираешься играть.


Ирина Халип, «Новая газета»


 

Падпіска:

Enter your email address:

КАЛЯНДАР_:

Каляндар