Лукашенко о пропавших: Давайте говорить на эту тему доброжелательно и без упреков


10:41 16.09.2009


Bookmark and Share


В ходе поездки в Литву белорусскому диктатору не удалось избежать неудобных вопросов о пропавших белорусских оппозиционерах. В своих ответах Лукашенко предложил говорить о пропавших "доброжелательно", заявил, что Виктор Гончар не был оппозиционером, и многое другое.



Предлагаем вашему вниманию отрывок интервью Лукашенко литовским СМИ в эфире телекомпании Lietuvos Rytas.


Господин президент, Виктор Гончар, Анатолий Красовский, Дмитрий Завадский, Юрий Захаренко - это имена политиков и журналистов, которые без вести пропали в Белоруссии, но преступники до сих пор не найдены.


Почему вы без суда определили кого-то в преступники? Вы представитель демократического общества, поэтому должны понимать, что преступник - это тогда, когда суд принял решение. Ни ваш суд, ни наш, а это должен быть наш суд, не принимал такого решения.


Но все-таки эти имена вы, наверное, услышите в Вильнюсе. Какой будет ваш ответ?


Знаете, я за свои годы уже столько раз слышал эти имена, а ответ простой. Вот зная то, что вы такие демократы у нас, я запросил вот такую информацию. Советую и вам, когда я приеду в Литву, коль я эти имена услышу, эти цифры иметь по Литве. Количество пропавших без вести в Белоруссии - 2289 человек с 1991 года. 2289 человек, к сожалению, у нас пропали без вести.


Да, но мы говорим о высокопоставленных политиках.


Послушайте меня. У нас нет высокопоставленных политиков. Тем более, они никак не были поставлены. За восемь месяцев этого года найдено 718 человек. В год в розыск у нас объявляется 1600 человек. За год находится 900 человек, то есть меньше, к сожалению. В России - это сотни тысяч человек, на Украине - десятки тысяч. Советую вам поинтересоваться, сколько у вас без вести пропало, сколько нашли, и так далее. Для меня эти люди одинаковые. Вы их называете высокопоставленными политиками. Я так не считаю. Они обычные люди и как они могли быть высокопоставленны для меня совершенно не понятно. Это что, по должности? Так они никакие должности не занимали. Они были в моем правительстве. И Виктор Гончар занимал должность вице-премьера, потом махнул рукой и ушел. Не знаю, правда, при чем тут, как вы сказали, Красовский? Красовский никаким поставленным не был. Дима Завадский - это оператор, который со мной работал. Я не понимаю вообще, какое он имеет отношение к политике? Вот у вас ребята работают операторами, какую они политику проводят? Какой они вред могут приносить, тем более - президенту? Ну ладно, если президент виноват и виновен чуть ли не в том, что эти люди пропали. Но причем тут Дима Завадский, причем тут Витя Гончар с которым мы постоянно были вместе, мы дружили с этим человеком. Красовский или Красуцкий? Красовский - бизнесмен, да? Я его никогда не видел, не слышал, узнал о нем только тогда, когда человек куда-то исчез. Захаренко, бывший министр. У этого Захаренко был бизнес с Украиной. Вы вот этот вопрос изучите, если вам интересно. Кому-то задолжал, предупреждали его, смотри, будь внимательнее. Не я предупреждал, а люди, с которыми он в МВД работал. Нет, у меня бизнес! Задолжал миллионы. Мы и эту версию рассматриваем. Мы не одну из версий не отбрасываем. И самое главное, вам, наверное, это известно, в одной из стран мы кое-кого увидели. И быстро дали запрос - дайте нам информацию. Вот он у нас исчезнувший, а там ходит. Фотографии были и статьи в газетах, у них, не у нас. До сих пор нам информацию не представили. Понимаете, и целый конгломерат вопросов. И самое главное, что ни родственники, не близкие, не пытаются оказать поддержку, чтобы установить истину. Все политизировано. Надо интервью дать? Жену, дочку, родственника, сына, везут в Москву, в Литву, еще куда-то. Все это используется целенаправленно - против Лукашенко. Если это вам хочется использовать, то пожалуйста. Я еще раз подчеркиваю, что я к этому привык. К этим выпадам. Это, конечно, моя беда, что у нас столько людей пропавших, но у вас не меньше, по удельному весу. Это беда любой страны и я не вычленяю их как высокопоставленных политиков. Они у нас были поставлены все на одинаковый уровень. И, кстати, они не были оппозиционерами.


Виктор Гончар был оппозиционером.


Виктор Гончар? Ну какой он был оппозиционер?! Кто денег заплатит, на того он и работал, ну что вы говорите. Ну я Виктора знаю лучше, чем вы. И дальше, предъявление претензий со стороны родственников: где мой муж, где мой сын и так далее. Это я, прежде всего, должен спросить у семьи, где ваш муж, где ваш сын? Почему вы не смотрели, когда он не был исчезнувшим? Почему вы внимание не обращали? Как его не стало, это стало политикой и заработком для них. Мы это тоже хорошо знаем. Поэтому не надо на этом делать политику. Поэтому не надо на этом горе людском строить политику против Лукашенко, против страны. Не надо, это выгоды не принесет. Поверьте, перед вами сидит человек более-менее осведомленный в том, что происходит сегодня вокруг этого процесса. Я не буду конкретизировать, но я знаю очень хорошо, что происходит. Но меня удивляет одно: вы так активно борющееся против российской действительности, и так активно одновременно и сбалансировано поднимаете этот вопрос и в Москве и в Вильнюсе? А я знаю кто за этим стоит, поэтому если вы хотите поговорить, то пожалуйста, я готов обсудить эту тему, но давайте говорить на эту тему доброжелательно. Без всяких упреков и так далее. Вы хотите знать на каком уровне этот процесс? Пожалуйста, к генеральному прокурору - он у нас этим делом занимается. Этот вопрос находится на контроле у президента, они мне регулярно докладывают, что сделано за последнее время, как и по многим другим важным вопросам, коль он политизирован.


 

Падпіска:

Enter your email address:

Архіў сайта:

Каляндар