Кровать Цеслера и маузер Дзержинского


11:23 25.01.2020


Bookmark and Share


Государственные гопники очень любят «обносить» чужие дома.


Режим, конечно, кровав, но главное в нем все-таки другое. Его основа – гопничество. Его отношение к белорусам – «отжать» и унизить. Его чиновники ошиваются в подворотнях в ожидании жертвы, чтобы отобрать у нее кошелек для последующей покупки портвейна и непременно сказать: «Чё, ты в кашне? Думаешь, ты тут самый умный? Давай свое кашне, и портки заодно снимай фирменные!»


Кроме нападений в подворотнях, государственные гопники очень любят «обносить» чужие дома. Теперь они пошли в мастерские художников и дизайнеров, в офисы общественных организаций, чтобы их ограбить. Схема простая, как мировоззрение гопника: нагрянуть неожиданно, как рейд советских дружинников в студенческое общежитие, и заявить: «У вас тут непорядок, гоните бабки или выметайтесь». У Цеслера непорядком стала кровать: на ней можно лежать, плевать в потолок и с натурщицами безобразничать. А настоящий художник должен работать стоя, как в кино показывают: замирать у мольберта с кистью, потом отходить, долго смотреть с прищуром, а после снова подходить и бросать на холст щедрые мазки. Приблизительно так обязан действовать художник. А кровать – это не только непорядок, но и повод содрать с него вчетверо дороже за аренду. Или вообще пересчитать арендную плату за все предыдущие годы, как это случилось с дизайнером Максимом Карасем – у него в мастерской непорядком стала швейная машинка. А еще современные гопники освоили социальные сети, поискали там Максима и увидели, что он, помимо всех своих грехов вроде неположенного предмета в мастерской, еще и мастер-классы по работе с кожей дает. Коммерс, стало быть. И задним числом ему выставили счет на 98 тысяч рублей.


Кровать Цеслера скоро, чувствую, станет таким же мемом, как маузер Дзержинского. Допускаю, что, выставив ее на аукцион («Лот номер один, та самая кровать Цеслера!»), он мог бы заработать на аренду всех городских мастерских. Да и в принципе наверняка мог бы заплатить оброк гопникам. Но в этой истории главное – не деньги.


Живет на нашей планете гениальный музыкант Андрей Гаврилов. Пожалуй, сегодня он пианист номер один в мире. У Гаврилова гражданство четырех государств: России (по рождению), Великобритании, Германии и Швейцарии. Зачем, казалось бы, человеку столько паспортов? А он их и не просил, вот в чем штука. Англия, Германия и Швейцария сами предложили. Потому что выдающиеся граждане – это честь для любого государства. Отсюда спор семи античных городов за право называться родиной Гомера. И нормальное государство своих выдающихся граждан чтит. А еще – помогает и облегчает им жизнь независимо от того, нужна им помощь или нет. Так вот, Владимир Цеслер – из того самого списка выдающихся белорусов. В Великобритании он уже был бы сэром Цеслером. У нас же к нему приходят гопники и требуют денег за кровать в углу. А не было бы кровати – потребовали бы за то, что он, к примеру, в шапке. Или без шапки.


И не нужно думать, что раз к Цеслеру после поднявшейся информационной волны зашел в мастерскую бригадир гопников – председатель КГК Анфимов – и пообещал «порешать вопрос», то это следует расценивать как хороший знак. Во-первых, потому что вся эта бригада обсуждает исключительно денежную сторону, но ей даже в голову не приходит как минимум извиниться за хамское поведение. Во-вторых, потому что Цеслер уже заплатил им за ближайший месяц 1500 долларов вместо прежних 400. В-третьих, он начал работать в той мастерской еще при большевиках, и за эти годы государство – учитывая все заслуги художника, все его работы, ставшие знаменитыми на весь мир, - могло бы и подарить ему мастерскую. Или сдавать в аренду за символический рубль. И говорить: ну и пусть мы бедная страна в экономическом тупике, зато у нас есть Алексиевич, Цеслер и World of Tanks.


Я понимаю, конечно: денег нет настолько, что в подворотне уже некого грабить, и единственный выход – идти по домам. Пока гопники опробовали новую тактику на мастерских. Но скоро они придут и к нам домой, будьте уверены. И скажут, что форточка открыта на лишние десять сантиметров шире, чем дозволено. Или что картина висит на юго-восточной стене, а это запрещено третьим параграфом. Так что нам пора баррикадироваться. И я вовсе не имею в виду баррикады в квартире.


Ирина Халип, charter97.org


 

Падпіска:

Enter your email address: