Дмитрий Бондаренко: Лукашенко уже проиграл


16:46 10.03.2020


Bookmark and Share


Сфальсифицировать выборы, когда 90% людей против, просто невозможно.


Позитивные перемены в Беларуси связаны с отставкой Лукашенко, считает координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко, комментируя в интервью charter97.org ситуацию, сложившуюся в стране в последние месяцы.


- Не раз приходилось слышать заявления, что этот год будет, как минимум, очень важным для будущего Беларуси. На этом фоне появилась информация, что Лукашенко может назначить президентские выборы на 31 июня. Насколько это вероятно и к чему такая спешка?


- Сейчас в Европе и мире происходит небывалая эпидемия коронавируса, последствия которой наносят вред не только здоровью людей, но и экономикам многих стран, радикально меняют поведение граждан и целых государств. Если Лукашенко пойдет на приближение даты выборов, это будет абсолютно не понято в мире. Более того, я думаю, что сейчас это абсолютно невозможно. Во время начала эпидемии в Европе и Беларуси это будет смотреться просто дико.


Например, в Польше, где президентская кампания уже в разгаре, обсуждается возможность переноса выборов и предпринимаются беспрецедентные противоэпидемические меры. Вчера действующий президент Анджей Дуда заявил, что ради безопасности отказывается от массовых встреч с избирателями.


При этом я хочу согласиться с оценкой, что этот год станет решающим в новейшей истории Беларуси.


- Вы упомянули эпидемию коронавируса как один из важных факторов мировой и европейской политики сегодня. Адекватны ли те меры, которые принимают белорусские власти?


- По сравнению с другими странами — той же Польшей и государствами ЕС — видно, что белорусские власти неадекватно оценивают сложившуюся ситуацию. Многие отмечают то, что Лукашенко вчера на совещании с министрами обсуждал любые темы, но речь совершенно не шла о коронавирусе.


Это означает абсолютно неадекватную оценку ситуации со стороны диктатора, а так как система вертикальна — то и всей власти. Заявления министра здравоохранения Беларуси просто шокируют, когда он говорит, что «мы не ожидаем тяжелых случаев коронавируса», что у нас какая-то «особая медицина». Она «особая» в силу своей отсталости по сравнению с другими странами.


Руководство стран ЕС находится в тесном контакте, они обсуждают между собой способы борьбы с эпидемией. Министры здравоохранения и ведущие врачи этих стран находятся в постоянном контакте и предпринимают беспрецедентные меры.


Варшавский медицинский университет приостанавливает свою учебу до начала мая. А у нас в БНТУ, где были зафиксированы случаи заболевания коронавирусом, досрочно прекратили карантин. Эта неадекватность Лукашенко и, соответственно, неадекватность системы здравоохранения и всей государственной системы может дорого обойтись белорусам.


Во многих странах ситуация с коронавирусом обсуждается на уровне Советов по национальной безопасности с участием министерств здравоохранения, министерств обороны, спецслужб и так далее. На этом фоне происходящее в Беларуси, этот так называемый «кризисный менеджмент», просто поражает.


- 9 марта цена на нефть рухнула на 31%, как в 1991 году, после «Бури в пустыне» и перед развалом СССР. Как вы оцениваете сейчас положение двух союзных диктатур — российской и белорусской?


- Диктатуры находятся в очень сложной ситуации. Есть такой принцип: маленькие диктатуры существуют до тех пор, пока существуют большие или пока большие диктатуры в состоянии их поддержать. Ситуация с эпидемией коронавируса — это один очень серьезный фактор, который ударит и уже ударил по мировой экономике. Мировое падение цен на нефть — это второй фактор. Естественно, цены немного отыграют, но все равно они уже не будут такими высокими в этом году. Это уже означает серьезные потери для белорусского экспорта (упавшего за первые 2 месяца минимум на 40%), основной частью которого являются нефтепродукты из российской нефти. Конечно же, это ударит по доходам и поступлениям валюты в страну.


Третий фактор — это то, что у нас сейчас даже российской нефти нет и нефтеперерабатывающие предприятия работают на одну треть своих мощностей.


Четвертый фактор — это неадекватность белорусского диктатора и, соответственно, всего белорусского руководства.


По России падение цен на нефть, конечно же, ударит, но я не являюсь специалистом по российской экономике. Сложно судить, каково сейчас положение дел в России: у них значительно выше доходы от поступления нефти, есть значительные фонды от продажи, созданные по требованию таких здравомыслящих людей, как Алексей Кудрин, в те годы, когда цена на нефть была высокой. То есть, подушка безопасности в РФ существует, однако спасать шкловского чудака любым путем Россия не станет.


Для нашей страны все эти факторы абсолютно повторяют, а может даже и превосходят то, что было в момент распада СССР — это очевидно, и Беларусь сейчас находится на пороге радикальных перемен. Причем, кроме усталости людей от Лукашенко и низкого уровня жизни белорусов, это обусловлено и теми несколькими экономическими ударами, которые страна получила в последние месяцы.


- Есть ли в Беларуси силы, готовые воспользоваться уникальной ситуацией, чтобы реально побороться за власть?


- Необходимость смены власти в Беларуси перезрела и стоит очень остро — это факт. Людей, готовых управлять страной, достаточно, и я думаю, что, если отбросить непосредственные действия переходного периода — то в итоге появится некое Правительство Национального Спасения, куда войдут как представители оппозиции, так и здравомыслящие представители власти. Думаю, что свою роль в этом сыграет и белорусская армия, в которой сейчас достаточно патриотов и ответственных людей, правильно оценивающих ситуацию в стране. В переходный период армия станет стабилизирующим фактором: после того, как Лукашенко покинет свой пост и до периода свободных выборов силовые структуры должны будут обеспечить стабильность в стране и обеспечить свободный выбор белорусов.


Несмотря на очень сложную ситуацию в Украине, в итоге именно люди в форме смогли не только защитить независимость страны, но и обеспечить стабильность в период проведения демократических и экономических реформ.


Первоначально у нас политическую борьбу, безусловно, будут вести демократические силы Беларуси и белорусская оппозиция. А дальше, видимо, будет уже действовать широкое Правительство Национального Спасения.


- Вы сказали: «После того, как Лукашенко покинет свой пост». Как и когда это может произойти?


- Так или иначе этот процесс будет связан с предстоящими выборами — Лукашенко от этого не уйти. Уже видно, что он проиграл и неспособен решать те острейшие проблемы, которые он сам и создал за время своего правления, а также те проблемы, которые появились в последние месяцы — и они также связаны с его неудачной деятельностью в качестве руководителя.


Мы знаем, что около 90% белорусов Лукашенко ненавидят, и только около 10% поддерживают. Сфальсифицировать выборы, когда 90% людей против тебя, просто невозможно. Нельзя будет повторить то, что было раньше, когда Лукашенко нужно было фальсифицировать на президентских выборах 30-40% в гораздо лучшей экономической ситуации. Сейчас нужно фальсифицировать уже 90% — в условиях падающей экономики и возникших вопросов, которые нужно решать быстро и эффективно. В этих условиях Лукашенко не сможет уже управлять страной. Это ясно сегодня не только для оппозиции и простых людей — это ясно уже и для чиновников и правящего клана. Лукашенко больше не является гарантом их безбедного существования.


- Как вы оцениваете проходящую в Беларуси кампанию по праймериз единого кандидата от части оппозиции?


- Я оцениваю весьма скептически, потому что назвать «праймериз» эти мероприятия никак нельзя. В свое время я дважды находился в США во время настоящих праймериз и могу сказать, что партийный бродячий междусобойчик называть праймериз просто нельзя.


Праймериз характерны в первую очередь для США, где каждый человек при получении документов записывает, кто он — республиканец, демократ или кто-то иной. В Америке эта система разработана, чтобы на каждом уровне от каждой партии была возможность выбрать лучших представителей. Этим занимается государство, в праймериз участвуют миллионы людей. То, что происходит сейчас в Беларуси — это нечто совершенно иное.


Второй момент: там есть один человек, который заслуживает уважения и мог бы стать в сегодняшней ситуации лидером, по крайней мере, протестов. Это — Павел Северинец. Что он делает в этом мероприятии — абсолютно непонятно. По крайней мере, даже в связи с эпидемией коронавируса, уже ясно, что это дело надо как можно быстрее прекращать. Если в партиях, организовавших это мероприятие, есть порядочные люди (а я уверен, что они там есть), они должны его прекратить как можно быстрее, потому что во время эпидемии коронавируса так ездить по стране просто не приходится. Здесь уже речь будет идти об их адекватности.


На месяц, по крайней мере, все страны вводят противоэпидемические мероприятия карантинного характера. И у демократических политиков как раз появилась сейчас возможность зафиксировать, что есть лидер — Павел Северинец, помочь ему сформировать штаб, потому что нет сегодня штаба у возможного лидера этой группы, и подготовиться к тому, как использовать официальную избирательную кампанию, а также приготовиться к возможным протестам населения против существующей власти.


Думаю, что этот штаб вокруг Павла Северинца будет создан, но туда должны войти люди, которые безоговорочно верят в победу, которые считают, что уличные протесты — весьма вероятный элемент смены власти в Беларуси, которые готовы работать на изменение ситуации, на спасение Беларуси 24 часа в сутки, а свои мелкие амбиции отодвинуть в сторону, по крайней мере, до проведения свободных выборов в Беларуси.


- Кроме эпидемии коронавируса и выборов — что еще определит судьбу нашей страны в ближайшее время?


- Самое главное — это политическая воля лидеров демократических сил к этим изменениям. А также — наличие стратегии или плана, в которых место бы нашлось всем. Потому что ситуация такая, что даже в этих формальных выборах не могут участвовать многие лидеры.


И если мы говорим о так называемых «праймериз», то давайте скажем, можно ли людей, которые там участвуют, сравнить с людьми, которые по разным причинам не могут участвовать в выборах — с Андреем Санниковым, с Николаем Статкевичем, с Геннадием Федыничем, с Владимиром Некляевым? Сопоставимы ли личности, которые участвуют в «праймериз» с теми, кого я назвал?


Не приходится говорить, что там произойдет «объединение всей оппозиции», о котором пишут так называемые независимые СМИ. В реальном объединении оппозиции должно найтись местом всем, кто ставит целью смену власти в 2020 году. И я как координатор «Европейской Беларуси» скажу: мы ведем переговоры со всеми здравомыслящими силами, мы участвуем в разработке такой стратегии и готовы действовать согласованно с такими лидерами и ответственными политическими силами.


На кону стоит очень многое, а именно — судьба нашей страны. Позитивные перемены в Беларуси могут произойти только после отставки Лукашенко. Это наша цель на ближайшие месяцы. И мы видим, что в стране достаточно много людей, готовых брать на себя ответственность и выкладываться по полной в этот ключевой и драматический момент нашей истории.


 

Падпіска:

Enter your email address:

Архіў сайта:

Каляндар