Избавиться от шкловского синдрома


18:35 27.04.2020


Bookmark and Share


Свободных “мы” без свободного “я” не бывает.


Действия властей в Беларуси во время пандемии, прежде всего незаконного ее правителя Лукашенко, поражают своей наглостью, жестокостью, психопатией. Постыдно известный своими грубыми выходками Лукашенко в очередной раз привлек внимание мировой прессы. Привлек демонстрацией откровенного пренебрежения к людям, их жизням, хамством по отношению к умершим от смертельного вируса, сопровождаемым издевательскими советами лечиться водкой.


Происходящее в Беларуси сегодня видеть больно, но еще больней сознавать, что ничего нового в таком поведении властей нет. Просто новый уровень охамления, новая степень измывательств над населением, которое власть считает своими рабами.


Беларусь захвачена террористами. Это не новость. Уже давно наша страна находится в заложниках у шайки преступников, однако сегодня, когда в ответ на угрозу пандемии мы видим неадекватное поведение властей, отпали всякие сомнения в том, что нынешний режим в Беларуси опасен для жизни.


Есть несколько моделей взаимоотношений террористов и заложников. Наиболее известные из них – Стокгольмский и Лимский синдромы.


При Стокгольмском синдроме заложники через какое-то время начинают испытывать симпатии по отношению к террористам, а в случае Лимского – наоборот: симпатии к заложникам начинают испытывать сами террористы.


Ни один из этих случаев не подходит к ситуации в Беларуси.


И в Лиме, и в Стокгольме, где происходили события, давшие названия синдромам, у террористов присутствовали человеческие качества, и заложники не были бессловесными послушными жертвами.


Безусловно, в обоих случаях, террористы были преступниками и нарушали закон, но они вели себя как люди: в Стокгольме один из преступников оправдывал свои действия тем, что хотел помочь другу, а в Лиме террористы прониклись искренней симпатией к заложникам из-за их человеческих качеств и отпустили большинство из них.


В Беларуси в действиях преступников, захвативших людей, ничего человеческого не прослеживается. Более того, своих заложников они вообще за людей не считают. Так..., обслуживающий персонал вечно пирующей власти, рабская бессловесная масса, полностью утратившая волю.


Похоже, у нас появилась своя модель отношений террористов из власти и заложников из числа населения – Шкловский синдром (по географической принадлежности главного из захватчиков, выходца из Шкловского района Лукашенко).


Власть в Беларуси незаконна уже более 20 лет, как ни считай: хоть со времени окончания легитимного президентского срока Лукашенко в 1999 году, хоть с организованного им государственного переворота в 1996 году. Более 20 лет власть в Беларуси удерживается с помощью насилия, не только физического. Насилию подверглись наша история, культура, язык, наши ценности, наши национальные символы. Насилие было совершено над Конституцией, законами, общественной моралью.


Если лет десять назад не все считали эту власть угрозой, хотя большинство и знало, что она преступна, то сегодня опасность этого режима уже очевидна всем.


Почему же это безумие продолжается? Почему им все еще позволено держать нас в заложниках?


Здесь важно понимать как мотивацию и поведение власти, так и отношение к власти населения.


Мотивация у Лукашенко и построенного им режима очень простая - неограниченная власть. Это было видно в самом начале его шумной карьеры, это более чем очевидно сегодня.


Для чего ему нужна эта власть? Уж никак не для развития государства, создания привлекательного образа и укрепления престижа Беларуси в мире. Никак не для обеспечения гарантированного благосостояния народа.


Власть ему нужна для удовлетворения всех своих желаний, всех животных инстинктов, всех капризов. Причем власть ему нужна неограниченная, власть над людьми, чтобы реализовать свои комплексы, отомстить за детские и подростковые обиды и унижения.


В механизмах формирования такой власти тоже нет ничего нового и мудреного. В первую очередь, после прихода к власти подобных типов, на ключевые посты расставляются люди не шибко образованные, зато хорошо знающие, как угождать хозяину, не имеющие принципов, но обладающие сильно развитыми хватательными инстинктами. Идет повсеместное возвышение плебейства и зачистка несогласных.


Затем происходит самое подлое и опасное: к необразованным, недалеким, но коварным исполнителям начинают присоединяться более грамотные и менее разборчивые. У каждого свое оправдание, но в основе лежат шкурные интересы, согласие с подлостью и отказ от собственной свободы. Образуется группа “капо” (термин из лексикона мафии, но чаще употребляется для обозначения привилегированных заключенных, сотрудничавших с администрацией нацистских концлагерей). Этих “капо” постепенно рассаживают по всем постам и щелям в обществе. Через них и осуществляется управление, они и есть опора и механизм режима.


Главная задача и цель верхушки режима и “капо” - превратить все население в заложников, которые согласны быть жертвами.


Добрый белорусский народ выдал диктатору Лукашенко слишком щедрый и слишком долгий кредит доверия. Вначале не хотели признавать, что ошиблись с выбором. Потом думали, что как-то все само собой образуется. А власть в отличие от благодушного народа времени не теряла и систему подавления прав и свобод человека выстраивала с первых своих дней. К сожалению, многие стали постепенно привыкать к изменившейся жизни.


В этом и состоит особенность Шкловского синдрома: жертва привыкает быть жертвой. Заложники безропотно подчиняются захватившим их террористам, начинают работать на них. Дальше – хуже: для самооправдания заложник-жертва начинает утверждать, что “сильнее кошки зверя нет”, т.е. что диктатор может и нехорош, но другие еще хуже, что только он может справиться со всеми вызовами и угрозами, что свобода в общем-то не так и нужна для того, чтобы пожрать и выпить.


Происходит чрезвычайно опасная деградация общественной морали в сторону агрессивного невежества, что и позволяет режиму контролировать общество.


Существует прямая зависимость степени охамения и обнагления режима от поведения жертв. Чем покорнее ведут себя жертвы, тем агрессивнее становится режим.


Уж как только за все эти годы властям ни старались потрафить, как их только ни облизывали верные слуги, каких только жертв от народа ни требовали в обмен на обещания, а пришли к весьма печальному результату: все заканчивается не то что у разбитого корыта, а в полном смысле на краю пропасти.


“Капо” любят повторять, что коней на переправе не меняют. Не стоит поддаваться на эти лицемерные уловки, тем более что эти “кони” давно уже стали клячами и упорно продолжают тянуть в пропасть нас всех. Надо просто решительно обрезать постромки и отпустить этих обезумевших кляч туда, куда они так рвуться – в пропасть.


Пора избавиться от Шкловского синдрома, который не дает нам дышать. Справиться с ним можно и нужно, пока он не превратился в хроническое заболевание.


Сделать это на самом деле не так сложно, если каждый почувствует свою ответственность и осознает потребность жить в свободе.


Свободных “мы” без свободного “я” не бывает.


Сделать это просто необходимо, потому что на кону жизнь каждого из нас, без преувеличений.


На самом деле, избавление от этого синдрома уже началось. Все больше людей сегодня понимают опасность пандемии, сами решают соблюдать условия карантина, игнорируют безумные приказы разных начальников, создают возможности для удаленной работы, проводят рабочие совещания в режиме онлайн, бойкотируют занятия в университетах. Все больше людей участвуют в компаниях солидарности с медиками, помогают ухаживать за малоимущими, за стариками, поняв, что от этой власти можно ожидать только подлостей, а для помощи она профессионально непригодна.


Родители просто игнорируют окрики из разных администраций и встают на защиту своих детей, не пуская их в школу.


В Беларуси фактически началась кампания гражданского неповиновения.


В этой кампании два слагаемых: неповиновение неадекватным властям, невыполнение преступных приказов и фактическая замена этих некомпетентных властей общественными группами для организации помощи в борьбе с коронавирусом.


В кампанию неповиновения включается все больше граждан. Уверен, что об этом думают и участники принудительного военного парада.


Не могут не видеть неадекватность режима и многие чиновники, серьезные менеджеры, силовики…


Беларусь переживает один из самых трагических периодов в своей истории, но в то же время нам предоставляется шанс вернуть себе нормальную жизнь. Нельзя его упустить. Для того, чтобы, справившись с вирусом, зажить здоровой жизнью, действовать надо сегодня.


Жыве Беларусь!


Андрей Санников, координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь», Фейсбук


 

Падпіска:

Enter your email address:

Архіў сайта:

Каляндар