Светлана Тихановская: Если люди решат протестовать, мы к ним присоединимся


11:46 19.07.2020


Bookmark and Share


Светлана Тихановская: Если люди решат протестовать, мы к ним присоединимся


Кандидат на пост президента Беларуси Светлана Тихановская и ее соратницы — координатор штаба Виктора Бабарико Мария Колесникова и жена Валерия Цепкало Вероника рассказали в интервью РБК, почему решили объединить усилия.


«Женщина имеет полное право стать президентом»


— У вашего объединения три женских лица. Это просто совпадение? Или причина — слова Лукашенко о том, что женщина «рухнет, бедолага» под тяжестью белорусской Конституции?


Светлана Тихановская: Так само собой получилось, что я оказалась кандидатом в президенты. Мария Колесникова, представитель Виктора Бабарико, после того как он оказался в СИЗО, принимала решения во время его избирательной кампании. И Вероника, как представитель супруга Валерия Цепкало, который находится на самоизоляции и к нам присоединиться не смог. В целом мы думаем, что смотрится это крайне органично и круто.


Вероника Цепкало: На протяжении всей этой президентской кампании я не раз поддерживала Светлану. Когда 29 мая у нее задержали супруга Сергея, мы с мужем пошли и поставили за нее свои подписи. Второй раз я поддержала с супругом Светлану, когда она получила угрозы в сторону ее детей. Я так понимаю, власть пыталась таким образом оказать на нее давление как на женщину. И в-третьих, Светлана — мама, Светлана — женщина, ее супруг сейчас находится в заложниках. Этим самым мы хотим показать женскую солидарность. И доказать действующей власти, что Конституция предназначена и для женщин. И что по Конституции женщина имеет полное право стать президентом. Мы будем идти до победы, и мы хотим, чтобы наш кандидат Светлана заняла это кресло для того, чтобы провести уже демократические открытые выборы после 9 августа.


— Можете подробнее рассказать, как принималось решение об объединении? Когда мы делали интервью с Виктором Бабарико, он говорил о продуманных сценариях на случай возможного ареста и отказа в регистрации. Это было спонтанное решение или вы были готовы и знали, что делать заранее?


С.Т.: Так как мою предвыборную кампанию изначально планировал Сергей Тихановский и в его видении свободной страны был переход к парламентской республике, где президент играет номинальную роль, представительскую, я не думаю, что объявление новых выборов идет вразрез с его концепцией видения будущего Беларуси, свободной страны. Главное, чтобы это была свободная страна. Тем более, что он после того, как я выиграю эти выборы, будет выпущен из СИЗО и также сможет наравне со всеми побороться за президентское кресло.


Мария Колесникова: Виктор Дмитриевич вам говорил, что есть несколько вариантов развития событий в том случае, если его исключат из президентской гонки. Это правда. И один из вариантов, который мы рассматривали в случае отказа регистрации, — как раз объединение усилий с другими кандидатами для общей цели. Общая цель — победа 9 августа, смена режима. В день, когда ЦИК отказала в регистрации Валерию Цепкало и Виктору Дмитриевичу, мы долго обсуждали с штабом, каким должно быть решение, которое максимально будет способствовать достижению этой цели. И я говорю как есть — в четверг утром мы в первый раз собрались нашими штабами и провели переговоры. В какой-то момент мы решили, что нам нужно остаться втроем. И за 15 минут мы решили, что эти пять принципов — это то, под чем каждый из нас может подписаться.


В.Ц.: Я думаю, что это решение войдет в историю как самое быстрое политическое решение, принятое женщинами. Нам потребовалось всего лишь 15 минут, в отличие от мужчин, которые могут договариваться неделями, месяцами и годами.


— Вероника, а Валерий Цепкало был в курсе идеи об объединении, он как-то участвовал?


В.Ц.: Валерий до сих пор остается кандидатом в президенты. По закону у нас есть три дня после объявления решения ЦИК на его обжалование. Мы направили жалобу в Верховный суд. И пока она рассматривается, мой супруг еще остается в статусе «кандидата в кандидаты» в президенты. Но у нас нет сомнений в том, что это решение суда не будет отличаться от того решения, которое было принято ЦИК. Все знают, как принимаются решения в нашей стране, и судебная, и законодательная власть у нас контролируются исключительно одним человеком. Мы не питаем никаких надежд на то, что Верховный суд изменит это решение в положительную сторону, и поэтому мы вместе решили поддержать Светлану.


— Вы поделили обязанности? Чей штаб чем будет заниматься?


М.К.: На сегодня мы решили, что три штаба будут работать параллельно. И в важных моментах, например проведение агитационных мероприятий или совместные выступления, мы будем их координировать всеми тремя нашими командами.


В.Ц.: У нас по разным вопросам созданы рабочие группы, в рамках этих рабочих групп мы консенсусом решаем вопросы, которые у нас возникают, для достижения нашей совместной цели. А цель наша, как сказали Светлана и Мария, — это перемена существующего режима, смена власти и объявление новых выборов после того, как Светлана будет избрана в качестве президента.


— Светлана, вы говорили на пресс-конференции, что оказались на этом месте из-за любви к своему мужу. Как вы будете совмещать семью и кампанию?


С.Т.: Слава богу, что у меня есть помощь с детьми от родственников. Поэтому за эту сторону своей жизни я пока не беспокоюсь. Конечно, мой муж в заложниках, и у него крайне неприятные условия пребывания в следственном изоляторе. Ему там очень сильно портят жизнь. Это на меня давит морально и психологически. Ну, а что мне остается делать? Я должна каким-то образом ему помочь. Да, моя жизнь радикально изменилась, интервью вот — это все ново и крайне волнительно всегда каждый раз. Но я вынуждена идти по этой дороге, потому что сворачивать уже некуда, только вперед. Но я справляюсь.


В.Ц.: Мы со своей стороны с Марией и усилиями объединенного штаба будем поддерживать Светлану. У нас есть планы на ближайший месяц на посещение и крупных областных центров, и региональных центров с пикетами, с агитацией, с митингами. Все то, что разрешено в рамках нашего законодательства во время проведения предвыборной кампании.


«У нас сейчас подъем гражданского общества»


— Вы проводите собственные опросы общественного мнения или с этим есть сложности?


В.Ц.: Как вы знаете, в Беларуси социологические опросы запрещены. Появляются, естественно, какие-то данные в Сети, которые мы можем каким-то образом анализировать. Но мы точно знаем по тому, как реагирует интернет на то, что произошло позавчера, — сейчас рейтинг Светланы Тихановской намного выше рейтинга действующей власти. Это единственные данные, которые у нас есть, которым мы можем доверять.


— Вы назвали одной из пяти задач работы — защиту голосов избирателей от фальсификаций?


М.К.: Надо учитывать два важных фактора. Во-первых, сейчас население Беларуси настолько активно участвует в процессе, уже есть несколько тысяч человек, которые записались быть наблюдателями на избирательных участках. Мы дальше работаем над этим, мы призываем всех людей, которым важно защитить свой голос, быть наблюдателями.


Во-вторых, как вы знаете, Беларусь — это сейчас своеобразная ИТ-Мекка, во многом благодаря мужу Вероники, который основал Парк высоких технологий. У нас тысячи крутых ИТ-специалистов, мы предлагаем технологичные решения. Успех Виктора Бабарико, который смог за короткий срок собрать большое количество подписей, произошел во многом потому, что мы использовали определенные технологии работы в интернете. У действующей власти есть дубинки и страх, а у нас есть интернет, технологии и тысячи умнейших людей, которые нас поддерживают и знают, что их будущее в их руках.


В.Ц.: У нас сейчас подъем гражданского общества. Мы получаем огромное количество инициатив от самих людей, предлагающих, как можно минимизировать фальсификацию выборов 9 августа. Сейчас у нас объявлен хакатон по поиску решений. Мы видим огромное количество идей, которые приходят от наших граждан. Все эти идеи мы аккумулируем и будем делать все возможное для того, чтобы максимально сделать выборы прозрачными.


— В случае массовых фальсификаций можно ли решать вопрос о смене власти в Беларуси на улице?


С.Т.: Мы не можем призывать к массовым мероприятиям, так как в нашей стране это незаконно. Но мы призываем людей защищать свои голоса так, как они этого хотят. И если люди решат, что без выхода на мирные пикеты, на мирные протесты не обойтись, то мы к этим протестным движениям присоединимся.


— Как в целом обстоят дела у Сергея Тихановского и Виктора Бабарико?


С.Т.: У Сергея Тихановского не очень хорошо, потому что, к сожалению, его все время сажают в карцер по надуманным причинам. Жалобы на нечеловеческие условия, в которых он находится в СИЗО, остаются без удовлетворения. К счастью, на данный момент он находится в обычной камере, передачи для него принимают. Духом он не падает, он верит в людей, в то, что белорусы объединены достаточно для того, чтобы проявить свою гражданскую позицию в этом году и изменить действующую власть.


— Вы не видели мужа со времени его задержания в конце мая на пикете?


С.Т.: Нет, встреч у нас не было личных.


— А Виктор Бабарико как?


М.К.: Сегодня ровно месяц, как его и его сына задержали. Мы общаемся с помощью писем. Они верят в победу, призывают не сдаваться. Мы точно знаем, что они слышат, когда на улице проходят массовые гуляния с аплодисментами, гудками машин, они это слышат, потому что здание СИЗО КГБ находится прямо в центре Минска. Понятное дело, что ситуация очень сложная, если мы будем говорить, что они себя там прекрасно чувствуют, это будет неправда. Но то, что они нацелены на победу и призывают нас не сдаваться ни в коем случае, правда.


— Вероника, пару недель назад в отношении Валерия Цепкало тоже прозвучали обвинения. Может так случиться, что его задержат?


В.Ц.: Мы все знаем методы, которые использует белорусская власть для того, чтобы снять кандидатов. Для каждого у них находится свой. Мы подали жалобу в прокуратуру, в Следственный комитет, подаем жалобу в МВД. Мы считаем, что все обвинения, которые прозвучали со стороны турецкого гражданина, который всего лишь несколько лет тому назад стал гражданином Республики Беларусь, они незаконны, они порочат честь и достоинство моего супруга, и мы будем бороться всеми законными методами для того, чтобы отстоять его честь и достоинство. Но, опять повторяю, хочу сказать, что в нашей стране все очень непредсказуемо. Решения принимаются в течение нескольких дней.


— Как вы считаете, почему до выборов допустили Светлану?


В.Ц.: Я думаю, что, скорее всего, руководство нашей страны не увидело в ней сильного лидера. Во-первых, Светлана прежде всего женщина. Во-вторых, как не раз из телевизоров наших, из государственных СМИ нам говорили, Конституция не прописана под женщину-президента. В-третьих, у Светланы муж находится в заложниках, на нее очень легко оказать воздействие. Скорее всего, действующая власть не увидела в ней реального, сильного кандидата.


 

Падпіска:

Enter your email address:

Архіў сайта:

Каляндар