Максим Винярский: Качнувшемуся режиму не хватает смелости даже заглянуть под собственное крыльцо — сильно ли подмыло?


15:59 19.03.2021


Bookmark and Share


Белорусы сейчас — тот самый океан, который состоит из множества капель.


Активист гражданской кампании «Европейская Беларусь» Максим Винярский уже более 1,5 месяца находится в СИЗО № 1.


Из переписки – которая с трудом продирается из-за цензуры – сестра Максима Елена Терешкова составила интервью с политзаключенным.


– Макс, доходят ли с воли новости, насколько регулярно, позволяет ли это оценить перспективы?


– Новостей в тюрьме всегда не хватает, но так или иначе информация доходит. Суды над журналистами и правозащитниками, неадекватные приговоры, задержания граждан, которые продолжаются по всей стране — новости, которые не особенно радуют. Но тюрьма дает время обдумать и проанализировать каждую мелочь, сделать выводы.


И выводы эти радуют: страна не сдается, люди разными способами дают режиму понять, что прежний формат «лишь бы было тихо», «лишь бы меня не трогали», не работает. Сейчас рядом с нами есть белорусы напуганные, белорусы рассерженные, белорусы несокрушимые, белорусы креативные — но нет белорусов равнодушных.


Маховик репрессий раскрутился настолько, что цепляет всех и каждого. И фразы «я не интересуюсь политикой», «я не знаю, что творится в стране» — ложь, за которой — страх стать следующей жертвой диктатуры. Очевидно: пересидеть не получится. Довольно скоро каждому придется выбирать между диктатурой и семьей, между диктатурой и друзьями, между диктатурой и собственным достоинством. Такова перспектива.


– Ты борешься с этим режимом большую часть жизни. Действительно ли диктатура стала хуже именно сейчас? Можно ли было ожидать именно такого развития событий год назад?


-– Диктатура – это примитивная система, в этом ее мощь и в этом ее слабость. Одна из слабых сторон – абсолютная предсказуемость. Если сегодня в РОВД работает один сотрудник – садист, которому можно безнаказанно избивать задержанного в темном уголочке — завтра половина сотрудников начнет делать это открыто, а послезавтра на тех, кто не бьет, начнут писать доносы за гнилой либерализм. Если сегодня вам сделали замечание за белорусский язык, и вы послушно перешли на русский — завтра вас за белорусский начнут бить, а послезавтра — убивать. Если сегодня вы под давлением подписали провластное письмо – завтра от вас потребуют голосовать за расстрельные списки, послезавтра — стать в ряд тех, кто нажимает курок.


Так было с каждой диктатурой. Где-то режим не успел стать чрезмерно кровавым. Ключевое слово не успел. А скорость эволюции зависит от нас — от народа. Я очень польщен реакцией народа на августовские события: наши солидарность, несокрушимость и готовность жертвовать не дает превратить Беларусь в сплошную площадь Тяньаньмэнь.


– А возможно ли обратное развитие диктатуры?


– Надеяться на это — как рассчитывать, что сама собой замедлится снежная лавина. Борьба с лавинами в горах — ответственная работа. Егерь отслеживает первые признаки опасности, его задача — обрушить шапку снега до того, как возникнет опасность полномасштабной лавины.


Так и демократическое общество отслеживает первые признаки дискриминации, беззакония, присвоения властных механизмов — и не позволяет семенам диктатуры пускать корни. Если лавина покатилась вниз – остановить ее только несокрушимая скала. Если диктатура набрала разгон – только совместный ответ всего общества может остановить ее асфальтовый каток. Но не просто остановить, не просто перехватить управление — разобрать порочную систему. Иначе жертвы, несущие и несущие общество, лишены смысла.


– Считаешь, критическая масса пробужденных белорусов уже собралась?


– Считаю, что эволюция нашего общества далеко не завершена. Поэтому прогнозировать трудно. Но год назад я только мечтал о подобном подъеме. Верил, что когда-то увижу. Поэтому скептикам отвечу так: сонная и апатичная Беларусь родила в недрах своих болот несколько десятков героев. Эти капли слились в струйку, какой то немного расширял свое русло, то почти пересыхал. Но высохшие капли стали густевшими облаками -–и пролились очистительным ливнем, которое размыло сам фундамент диктатуры.


Качнувшемуся режиму не хватает смелости даже просто заглянуть под собственное крыльцо, чтобы узнать, сильно ли подмыло? Они замазывают трещины цементом, красят плесень и рапортуют: все спокойно. Но опять будет дождь, и набухший водой песок проглотит потрескавшуюся высотку. Когда? Когда каждый из нас вспомнит: что есть океан, как не множество капель? Сверху или снизу, с дождем или с источником — вода просочится. Победа будет за нами.


 

Падпіска:

Enter your email address:

Архіў сайта:

Каляндар